1

Нелегкая судьба города Лоев

Война — самое дьявольское изобретение человечества. Убитые, искалеченные люди, разоренные дома и поселения, разруха, голод, насилие, разбитые человеческие судьбы … Это неполный перечень бед и страданий, которые несет с собой любая война. Великая Отечественная война не только разрушила и разорила нашу страну, она словно каток прошлась по судьбе каждой семьи …

Предыстория 

Мои предки со стороны папы родом из Белоруссии. Там родились мои прапрабабушки и прапрадедушки. Наш городок — Лоев находится в удивительном месте, на слиянии двух рек Днепра и Сожи, совсем небольшой ( около 8 тысяч жителей ), он существует уже не одно тысячелетие. Такая длинная история связана с местоположением Лоева на слиянии двух рек, на высоком берегу Днепра.  Это место пересечения торговых путей и стратегического месторасположения для защиты от врагов. Все это привело к той важной роли, которую городок сыграл в истории Великой Отечественной войны. В начале войны большая часть советских войск в беспорядке отступала. Немецко- фашистское командование поставило войскам группы армии «Центр» задачу окружить советские войска, оборонявшие рубежи Западной Двины и Днепра, овладеть Витебском, Оршей, Смоленском и открыть себе путь на Москву. Наш маленький городок оказался частью важнейшего плацдарма на пути фашистов к центру России, к Москве. С 10 по 20 июля 1941 г шли оборонительные бои за Днепр, весь шквал огня обрушился на Лоев.

Тяжелая жизнь в оккупации

Историю того времени мне рассказывала бабушка, а ей ее бабушка — моя прапрабабушка Таня. Бабушка Таня не воевала, ей не давали медали, но такие женщины, как она, пережили тяжелейшее время оккупации, сохранили от гибели своих детей и возродили из пепла разрушенную Беларусь.

Во время наступления немецких войск и отступления нашей армии были полностью разрушены все дома, местное население лишилось запасов на зиму, не было дров, еды, одежды. Рыли землянки и в них жили. Моя бабушка жила с тремя дочками. Девочкам было 3 года, 8 лет и 13 лет. Ее дом уцелел, потому что там поселился фашистский офицер.

Бабушка с детьми ютилась в сарае, где раньше жила свинья … Было голодно. Спасла бабушку и ее детей от голодной смерти необыкновенная корова Милка. Чтобы корову не отобрали фашисты, бабушка прятала ее в лесу. Это замечательное животное научилось ползать по-пластунски, прятаться в окопах, убегать от людей в форме. Героическая корова пережила всю оккупацию ( с июля 1941 по октябрь 1943 года ), не дала умереть от голода моей прабабушке, которой было всего 3 годика. Про оккупацию бабушка Таня не любила рассказывать, люди выживали кто как мог. Кроме голода, холода , болезней была еще одна страшная напасть: немцы угоняли всех, кто мог работать, в Германию. Бабушку фашисты не трогали, потому что она была маленького роста и очень худая, но приходилось прятать старшую дочь-подростка Валю, чтобы ее не забрали немцы. Когда произошел перелом в войне, и советские войска начали наступать, немцы на оккупированных территориях применяли тактику «выжженной земли». Населенные пункты, которые покидали фашисты, полностью сжигали, всех, кто не успевал убежать — убивали… Расстреливали всех, кто не успевал спрятаться или убежать — женщин, детей, стариков… Все время, а это несколько месяцев, пока шли бои за Днепр, бабушка с девочками и коровой Милкой прятались по лесам. Лоев освободили 17 октября 1943 года. Это была осень, было холодно … Отступая, немцы сожгли бабушкин дом, и ей с детьми пришлось зимовать в полуразрушенном сарае. Так жили все лоевчане, а не только наша семья. Средняя бабушкина дочь Олечка простудилась, заболела и умерла… Война забирала не только солдат, но и детей.

Это то, что рассказывала нам бабушка, а вот описание разрушения другой деревни, которое полностью совпадает с рассказами бабушки:

«Немецко-фашистские захватчики превратили в груду развалин село Яновичи Витебской области. За время оккупации фашистские карательные отряды и палачи из немецкой комендатуры замучили, расстреляли и повесили многих жителей села. Когда наступающая Красная Армия стала приближаться к Яновичам, комендант села, капитан Дейман, выделил специальную команду «факельщиков» для уничтожения всех зданий и построек. Гитлеровские мерзавцы сожгли более 600 жилых домов. В селе не сохранилось ни одного целого здания. Из 3000 жителей в живых остались только 250 человек.»

В октябре 1943 года маленький райцентр Гомельщины Лоев оказался в эпицентре ключевых событий Великой Отечественной войны. Успешное форсирование Днепра и закрепление на этом плацдарме стало отправной точкой освобождения Беларуси. Только сверххрабрость солдат, как писали тогда советские газеты, позволила пошатнуть немецкий план неприступной обороны «Вотан». Сотни Героев Советского Союза, тысячи погибшихтакова была кровопролитнейшая битва за Днепр. Сотни Героев Советского Союза, тысячи погибших, такова была кровопролитнейшая битва за Днепр.

Народные мстители  

10(164)Война не обошла стороной нашу семью… Все наши родственники, живущие в Беларуси, оказались на территории, оккупированной немцами. Про бабушку Таню я уже рассказала, но был еще прадедушкин дед Дроздов Тимофей Кондратъевич. Захват Беларуси произошел очень быстро, почти никто не успел уйти на войну. На территории Беларуси были организованы партизанские отряды для борьбы с захватчиками. Партизаны были вооружены только винтовками и тем оружием, которое они подбирали на поле боя, которое собирало и передавало им население, и тем, которое было сохранено на тайных складах. Жили партизаны там же, где и воевали — в лесу. Тяжелое было время холод донимал. Не было теплой одежды, ведь в лес уходили летом, вся одежда : латаная – перелатанная гимнастерка или истрепанный костюм. Шинель была у одного из пятерых, а ночи все холоднее, шалаш тепла не держит. Одежду просушить не было невозможности. Костры особо не разведешь — огонь видно издалека. Если землянки рыть, то место надо выбрать, потому что жизнь кочевая — сегодня здесь, завтра там, а мест хороших мало, тут болото, там тропы неудобные, здесь почва гнилая. Кормить бойцов надо, а кормить нечем. И лечить бойцов надо — насморк с простудой за болезнь не считается, а вот от цинги зубы выпадают, а уж про раненых и говорить нечего — любое ранение, почитай, смертельно: попало в ногу — долой ногу, попало в руку — долой руку. Причем двуручной пилой и без анестезии. И становится раненый обузой — бросить нельзя — свой же, а за собой таскать — тоже не с руки.

Освобождали партизанские отряды деревни и села. А когда приходили немцы, то партизаны обороняли село до последнего, бились за каждый дом, — и только когда совсем уж неисчислимая сила на них перла, отходили они обратно в лес, забирая с собой жителей. И в других деревнях не было врагу спокойной жизни — следили зоркие глаза, не давали шагу ступить спокойно, знал немец, что лес за околицей чужой, кто рискнул по нему ходить, тому там и голову сложить. Знали жители деревень, что есть у него защита, народные мстители, наши заступники.

Деда Тимофея не взяли в партизаны: было лето 1941 года, надо было кому-то сохранять и убирать урожай, заботиться о скотине. Дед и другие жители деревни стали кормильцами партизан, они прятали и лечили раненых , добывали сведения о фашистах, необходимые партизанам. Такой стала война для моего прапрапрадеда и его семьи.

 

Валерия Дроздова, 6э3

Текст обработал Даниил Болотников, 11л